Человек на своем месте

Есть люди, про которых говорят — человек на своем месте. И речь здесь не столько о профессиональных навыках, которые, безусловно, важны, сколько о любви к тому, что человек делает. Этому не научишь, этого не пропишешь в должностных обязанностях. Оно либо есть, либо нет.

Про такого человека мы поговорим сегодня. Это спасатель, операционная медицинская сестра отдела медицинского сопровождения поисково-спасательных работ Яна Федотова.  В Южном региональном поисково-спасательном отряде МЧС России Яна работает уже 14 лет.

На вопрос о том, что ей нравится в своей работе, Яна искренне отвечает — нравится, когда приезжаешь на происшествие, делаешь всё, что в твоих силах, чтобы спасти человека и он остается жив. Тогда душа радуется, что ты смог, ты добежал, ты сделал. Тебе не важны слова благодарности даже самого пострадавшего, ты для себя понимаешь, что добежал, сделал, справился.

В Южный поисково-спасательный отряд МЧС России Яна Федотова пришла в январе 2006 года, до этого 10 лет работала в отделении челюстно-лицевой хирургии Городской больницы №4.

— С чего начиналась твоя работа в отряде?  

— Первый год был тяжелый. В феврале 2006 года я ездила в командировку в Карачаево-Черкесскую республику. Тогда на горе Нахар в результате схода лавины погиб наш спасатель, заместитель начальника отряда на акватории, Константин Дорро. Он находился в верхнем лагере, мы стояли в нижнем, но даже нас заваливало снегом.

В мае 2006 работала на ликвидации последствий авиакатастрофы ереванского самолета в акватории Черного моря. Это была моя первая масштабная ЧС с гибелью людей.

 -А из ежедневных выездов что вспоминается?

— Их сотни было. То, что для меня важно — если приезжаю на вызов и пострадавший в сознании, всегда передаю его врачам Скорой помощи живым. Наверно, просто, везет.

— В 2014 году ты ездила в командировку в город Донецк Ростовской области. Расскажи про работу в полевом мобильном госпитале.

— Находясь там, мы в полном объеме оказывали медицинскую помощь жителям Донецка и беженцам из Украины. В основном это мелкие операции. Очень много больных было, у многих  из них отсутствовали даже базовые медикаменты. В наш лагерь людей привозили на три дня, мы их подлечивали, вытягивали потихоньку. Объем работы был хороший, принимали более ста человек в день. Лечили и детей, и взрослых.

Запомнилась одна семья, их вывозили автобусом из Украины. Выходят из салона всем составом – папа, мама, двое детишек, попугай, кошка и собака. А из вещей — маленькая сумочка. Спрашивала их, почему без вещей. Говорят, что бежали, торопились, чтобы успеть уехать, поэтому взяли самое необходимое – документы. Вещи — мелочь, животных бросить не могли.

— В 2008 году мы выезжали в Абхазию на поиск и транспортировку спелеолога. Были информация о том, что группа вышла из пещеры, во время подхода к лагерю один из  спелеологов пропал. Абхазские спасатели запросили помощь нашего отряда. Пока мы добирались до них, они сообщили, что нашли туриста на скальной полке, но достать его оттуда не могут. Мужчина пролетел около 30 метров, у него были множественные переломы ребер, бедра. Помню, что сам спелеолог был из Питера.

Приехали туда мы вечером, вышли к пострадавшему в ночь. До той горы, где лежал пострадавший, мы по темноте очень быстро добежали – тропинка и тропинка, не видно ведь, что сбоку. Уже утром, когда стало светло, узнали, какие там были сбросы, на обратном пути везде встегивалась, страховалась.

Ночевали мы на полке рядом с пострадавшим. Обезболивала, шинировала его.  Утром ребята натягивали троллей от скалы к скале, чтобы как-то переправить спелеолога на носилках. И подъем,  и спуск с горы были тяжелыми.

— Сотрудники медицинского отдела совместно со спасателями регулярно проходят десантную подготовку. Помнишь свои первые спуски?

— Конечно, помню. Было очень страшно десантироваться, меня за борт вертолета буквально выпихивали. При этом, когда с 10 метров сурилась, все хорошо было.  Зато при наборе высоты до 30 метров, подойдя к выходу, я начала «ползти» по стеночке вертолета. Попросила выпускающего выполнить спуск, когда вертушка подсядет ниже. Он согласился, через какое-то время сказал, что можно выходить, вертолет сбросил высоту. Оказалось, меня обманули, но поняла я это только когда оказалась с другой стороны вертушки и начала хвататься за дверь воздушного судна. Бортмеханик понял, что так дело не пойдет и ногами отодвинул веревку, по которой я спускалась, от вертолета, чтобы я не могла дотянуться до двери. Знаешь, как страшно было. У меня глаза по семь копеек, а вариантов нет, поехала вниз. Вот такие первые спуски. Сейчас уже все отработано до автоматизма, десантироваться нравится и после спусков остаются только положительные эмоции.

— Часто в составе дежурной смены вы выезжаете на дорожно-транспортные происшествия.

— Хорошо помню ДТП на Виноградной, на спуске к Бочаровому ручью. Там улетела фура, груженная гранитом. У автомобиля тогда отказали тормоза. Машину сильно покорёжило, кузов надело на столб.

Мужчине придавило руку между столбом и приборной панелью, мы достаточно быстро освободили его. От него мы узнали, что в машине был еще один водитель, во время аварии он лежал на спальнике. Пострадавшего зажало так, что он даже пошевелиться не мог. С трудом, но я залезла в эту кабину, смогла вытащить мужчине одну руку и поставить капельницу. Скорая подавала медикаменты, в основном обезболивающие – он был травмирован и в состоянии паники. Часа полтора это все продолжалось. Все закончилось хорошо, машину разрезали и достали пострадавшего.

— Яна, а расскажи о коллективе медицинского отдела.

— Коллектив большой. Очень толковые новые девочки пришли. Они все схватывают на лету, сами за работу хватаются и самое главное, они тебя слышат. С ними легко работать, их легко обучать. Сказал один раз – готово. Сейчас учим их, как собирать госпиталь на выезд, там большие объемы. Это и аппаратура, и медикаменты. Необходимо правильно рассчитывать количество рабочих материалов, чтобы при выезде у тебя все было под рукой и хватило минимум на трое суток.

— А почему ты работаешь именно в МЧС? Например, у сотрудников Скорой помощи схожая  работа.

— Это моё. А про работу Скорой помощи, да, у нас много общего. Но только мы добегаем туда, куда не добегает Скорая. А еще мы вместе со спасателями несем пострадавшего, когда это нужно, помогая нашим парням.

Ты должен очень хорошо относиться к человеку, с которым выполняешь одно общее дело. Мы, видимо, уже настолько давно работаем вместе со спасателями, что когда находишься на месте происшествия без напарника-медика, еще только начинаешь открывать чемодан, рядом уже ребята, готовые помочь. Всё делают четко, не надо два раза повторять. В смене ведь как — медик один, а спасателей много. И когда нам нужна помощь, они всегда помогают. В работе обязательно должна быть взаимовыручка.

Написать комментарий